Steen *** (nektosteen) wrote,
Steen ***
nektosteen

Приемы манипуляции сознанием

Сергей КАРА-МУРЗА
Сергей СМИРНОВ

МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ 2


Раздел 13
НАВЕШИВАНИЕ ЯРЛЫКОВ (ОБОБЩЕНИЕ)

13.3. Навешивание групповых ярлыков (приписывание группам безоговорочных свойств, «групповое обобщение»)

Подробное описание


В рассматриваемом случае манипулятор производит предельное, зачастую доходящее до гротеска и полного искажения, упрощение качеств различных групп (социумов, общественно-политических движений, общественных систем и пр.). То есть приписывает этим группам какие-либо свойства, объявляя их доминирующими для каждой конкретной группы.
Манипулятор умышленно «забывает», что любая группа не является однородной. В ней есть как положительные личности и течения, так и нейтральные, разноплановые и отрицательные. Сводить какое-либо сложное (особенно — новое по сути) групповое явление к упрощенной схеме нельзя, это является грубейшей логической ошибкой, влекущей крайне негативные последствия. Подобный подход не даст полной и достоверной картины. В результате сформировать правильное и разумное отношение к такому явлению (группе) будет невозможно.
Цель манипулятора как раз в том и состоит, чтобы, упростив явление, навязать реципиенту свое собственное представление о данном предмете манипуляции. Для этого используется обобщение упрощенных качеств и приписывание каких-то отдельных, подобранных манипулятором качеств ВСЕМУ явлению (группе). На это явление распространяется качественная характеристика либо вовсе ему не свойственная, либо свойственная отдельной, незначительной (а зачастую — отторгаемой) его части. И такая характеристика объявляется манипулятором «присущей» всему групповому явлению.

[разбор и примеры]«Групповое обобщение» может преследовать цель как улучшить образ «группы», так и «демонизировать» его, в зависимости от отношения манипулятора к данной группе.

Приписывание обсуждаемым группам безоговорочных свойств (в том случае, когда эти группы являются предметом манипуляции) — прием достаточно старый и весьма грубый. Так, на заре т.наз.«перестройки» словечком «совки» именовали всех, кто жил полностью в культурном, морально-правовом и социальном поле, декларируемым Советской властью позднего периода. Проще говоря — всех тех, кого более-менее устраивала «та» жизнь и кто не хотел менять ее на «прелести» «цивилизованного» общества.

Создав обидное прозвище «совок», «по умолчанию» обозначавшее туповатого, «нецивилизованного», ленивого, косного и вороватого «советского человека», прозападно настроенные «интеллектуалы» создавали у самих себя и у всех, не приемлющих советский образ жизни и советский строй, положительный образ. Тут использовалась целая «икебана» приемов манипуляции сознанием: кроме приписывания группам безоговорочных свойств, здесь и осмеяние как разрушение, 3.1, и негативизация как разрушение, 4.1, и создание новых мифов, 11.2, и «лукавые термины», 15.1, и ложь прямая, 18.1.

[Пример: Донбасс]Вот еще пример использования такого приема — статья Ю. Луканова «За что мне любить донбасян?», опубликованная информационным ресурсом «УП» 23 декабря 2004 года:

[текст статьи] «Виктор Ющенко призывает нас любить донбасян. Я, понятное дело, понимаю, что он, как гипотетический глава государства, должен любить всех своих сограждан — богатых и бедных, умных и глупых, интеллектуальных и дурноватых.
Я понимаю, что с точки зрения политической корректности он полностью прав. Но вот уже с месяц у меня внутри засело какое-то мерзкое создание, которое чихать хотело на мою профессиональную беспристрастность, и ставит не менее мерзкий вопрос: Ющ пусть себе любит донбасян, так как ему это по будущей должности надлежит делать, а ты здесь при чем?
Правда, политкорректный профессионал во мне тут же исправляет, что речь идет не столько о жителях соответствующего региона самих по себе, сколько о носителях определенных обычаев. А вышеупомянутое мерзкое создание ехидно улыбается и напоминает, что эти обычаи присущи весьма многим жителям региона.
И в самом деле: а почему я должен любить людей, которые на голом месте, без каких-либо аргументов предъявляют обвинение нелюбимым им политикам в фашизме и в то же время сами исповедуют фашистские принципы? Да-да, я не оговорился — на Донбассе основан режим, который большей мерой напоминает творение бесноватого фюрера. Правда, режим этот имеет не национальный, а региональный оттенок и большей мерой носит карикатурный характер.
Хотите убедиться? Давайте сравним. В Германии 30-х годов прошлого столетия из всех средств массовой информации, надежно контролируемых одной партией, пропагандировалась идея национального превосходства. На Донбассе с приходом к власти Виктора Януковича образовали под контролем малюсенькой группки людей своеобразный информационный зонтик.
Все тамошние СМИ с подачи властьимущих начали вкладывать в голову донбасянам идею регионального превосходства. Результатом стало то, что жители региона свято верят, что они являются самыми крутыми и кормят всю Украину. Донбасяне регулярно рассказывали мне, что если бы не перечисляли столько денег на пропитание особенно Западной Украины, то они бы жили значительно богаче, чем сейчас.
Тем временем, как и при фюрере, все сферы жизни на Донбассе контролируются именно этой небольшой группой людей.
Можно сделать смелое предположение, что и главные прибыли оседают именно в их карманах, а не в госбюджете Украины. Правда, фюрер в этом плане был более практичен: он не разрешал грабить государство.
В Донецке вы можете встретить признаки культового мышления, которое присуще фашизму и другим тоталитарным режимам. А именно вы увидите прижизненные памятники прыгуну с шестом Сергею Бубке и певцу Иосифу Кобзону.
Сразу подчеркиваю: я признаю заслуги этих людей и ничего не имею против них. За исключением разве того, что ходят настойчивые слухи, будто выдающийся певец советской эпохи имеет украинский паспорт вопреки украинскому законодательству.
Но прообразы этих памятников, слава богу, живы и здоровы — и пусть себе дальше живут во здравии. Но напряжем память и припомним, где ставили памятники живым людям.
Правильно, это было в фашистской Германии, а также в коммунистическом СССР при Сталине и в эпоху позднего маразма этого государства, когда увековечивали живых дважды Героев Социалистического Труда и Героев Советского Союза.
Я даже фотку видел, где вечной памяти Леонид Ильич Брежнев, который имел, если не ошибаюсь, пять звездочек, стоит возле собственного бюста. И, ясное дело, подобные монументы радовали глаз граждан античной Римской империи в те эпохи, когда там властвовали тираны. А именно в тираниях властьимущие стремились воспитывать у своих подчиненных граждан культовое мышление.
Надежному мужику Виктору Януковичу в Донецке пока что ничего такого не поставили. Но мой коллега-телевизионщик рассказал о том, как он его увидел впервые. Это случилось на фестивале «Золотой скиф» в Донецке, когда нынешний кандидат в президенты еще занимал там должность областного главы.
Он вышел на сцену во время церемонии закрытия. Выступил с речью. Потом взял на руки маленькую девочку, которая вымолвила в микрофон: «Спасибо Виктору Федоровичу за...» Как вы думаете, за что? Вы удивительно догадливы: «За детство счастливое наше».
Как-то я поделился этими своими соображениями в присутствии знаменитого Леся Подеревьянского. А он потом сказал: «Мне нравится, что там на Донбассе есть такое. Это очень своеобразно». А я себе подумал: «Еще бы! Я бы удивился, если бы Лесю это не понравилось. А где же еще он будет искать прообразы для своих пьес?»
Эстетичным воплощением отношений, которые сложились на Донбассе, является выступление госпожи Людмилы Янукович на митинге в Донецке, когда она рассказывала об американских валенках. Я слышал о ней много хорошего. Она якобы от всего сердца помогает беспризорным детям, опекает детские дома.
Как сказал о ней ее муж (кстати, чуть ли не единственный момент во время дебатов, где он был искренним и соответственно вызвал сочувствие), она простая, добрая женщина, с которой он прожил тридцать лет. И она в самом деле вызывает симпатию, пока не выходит в публичную сферу. Она там настолько же неадекватна, насколько неадекватны те донбасянские отношения современному демократическому обществу.
Все люди имеют право жить так, как они хотят. Если донбасянам нравится такая их жизнь, то и пусть себе. И я никогда не стал бы писать о них эту хамскую статью, если бы не один момент: они хотели этот свой образ жизни навязать мне.
Не только Янукович и его патроны из администрации президента Кучмы. А и десятки тысяч или даже сотни тысяч донбасян, которые специальными поездами и автобусами ездили страной и голосовали по открепительным талонам по несколько раз. Тем временем дома за них также голосовали и бросали бюллетень сами догадываетесь за какого кандидата.
Но и это не самое страшное.
Произошло так, что я имел возможность общаться где-то с двумя десятками жителей региона, которые или сами принимали участие в фальсификациях, или знают людей, которые этим занимались. Лишь один-два из них сознают реальное содержание таких действий. Остальные считают, что ничего гадкого не произошло, и я просто не уважаю их выбор.
Так вот, стоит вопрос: почему я должен любить людей, которые делают преступление и считают, что делают все правильно?
При Советском Союзе была определенная национальность, о тупости, упрямстве и хамстве которой рассказывали анекдоты. Не называю этот народ, так как не знаю, такие ли черты в самом деле ему присущи. Но могу констатировать: в Украине место героев таких анекдотов могут занять донбасяне.
О них уже рассказывают кое-что не весьма приятное.
Если так пойдет и дальше, то процесс этот будет сложно остановить. И виновны в этом будут не какие-то там бандеровцы из Западной Украины, которых на Донбассе, сами не осознавая почему, люто ненавидят (при этом называют их бендеровцы, будто как от Остапа Бендера), а исключительно сами донбасяне. Ведь они дают роскошный материал для анекдотов.
Я сознательно придумал слово «донбасяне». Это не столько принадлежность к территории, как соответствующий способ мышления, который сложился на этой территории. Я встречал там также людей, которые разве что в страшном сне могли бы фальсифицировать выборы.
Я встречал людей, которые хорошо сознают весь ужас того, что у них происходит. Таких я называю однозначно — «донбасцы» или «дончане». Я им пожимаю руку и говорю, что они мои приятели. Независимо от того, за кого они голосуют».


Чтобы понять основной замысел статьи, зачем она вообще была написана, нужно взглянуть на дату публикации. Это самый пик «оранжевого» безумия на Украине, когда, отрабатывая зарубежные гранты, прозападные интеллектуалы громили в своих СМИ все, что, так или иначе, могло помешать противозаконному захвату власти группировкой Ющенко — Тимошенко. В статье, при помощи большого набора приемов манипуляции (приводить их все долго; читатель это может сделать сам) информационный удар наносится по всем: по житеями восточных регионов Украины, в первую очередь однозначно пророссийского Донбасса, по Януковичу, по символам советской эпохи, по тем, кому омерзительны прозападно-фашистские «тренды» в западноукраинском обществе. И даже по жене кандидата в президенты. Главное, что стремится достичь манипулятор — представить все, так или иначе антизападные, пророссийские силы, как силы тупых, ограниченных, «зверски-недемократичных», отсталых людей. Они стремятся в прошлое, хотят вернуться «в тоталитаризм», не понимают благодати демократии, которая им на головы свалилась. Они, тупые, такого счастья не могут по достоинству оценить, и поэтому они еще более тупые, чем кажутся на первый взгляд. Они такие тупые, что скоро, ВЕРОЯТНО, о них станут рассказывать анекдоты (использование допущений, 10). Таким образом, ВСЕ восточноукраинские сторонники Януковича, объявляются a priori тупыми и нецивилизованными. Проводится четкая параллель: если ты с Восточной Украины и сторонник Януковича — то ты как раз такой дурак-«донбасянин» и есть. «Цивилизация» и «демократия» не для твоего рыла...

Теперь пример из западного источника.
[ещё пример]Статья «Россия, страна лагерей и тюрем» в немецком издании «Suddeutsche Zeitung», автор Соня Цекри.
[текст статьи]
«В России преступность уже является частью культуры: каждый четвертый россиянин имеет опыт пребывания в тюрьме, и путь туда короток, почти как нигде в мире. Люди в России, с издевкой говаривал сталинской нарком Николай Ежов, делятся на две категории: на тех, кто уже сидит, и тех, за кем следят и кто тоже сядет. С тех пор прошло 70 лет, палач Ежов уже давно стал жертвой своей собственной паранойи, но путь в тюрьму в России все так же короток, почти как нигде в мире. Свыше 90% всех уголовных дел — будь то кража бутылки водки или курицы — заканчиваются обвинительным приговором. Судьи и прокуроры с их жалкой зарплатой, воспринимающие оправдательный вердикт как ущемление чести своего мундира, выносят более суровые приговоры, чем в любой другой стране Европы. Что касается лишения свободы, то в среднем это 5,2 года. Только в Америке на душу населения приходится больше заключенных, чем в России: каждый 4-й россиянин-мужчина сегодня уже имеет опыт лишения свободы. Как сказал Валерий Абрамкин из Центра содействия реформированию уголовного права, «по некоторым данным число таких лиц составляет даже одну треть, однако это уже преувеличение».
«Страна превращает себя в казарму, исправительную колонию под названием Россия» — так писал писатель Анатолий Приставкин, который рассматривал при Ельцине в Комиссии по помилованию дела убийц и насильников.
Переполненные камеры, эпидемии туберкулеза и ВИЧ-инфекции, вши, жестокое обращение с заключенными и убийственная лагерная иерархия. Короче говоря, все ужасы российской системы исполнения наказаний являются наследием той традиции наказаний, которая зародилась задолго до большевиков и насчитывала многие поколения еще до того, как врач Антон Чехов с возмущением сообщал о бичевании заключенных на тюремном острове Сахалин. Эта традиция осталась и после исчезновения Советского Союза. За последние три-четыре года кое-что улучшилось, но в тюрьме Льгов на юге России жестокое обращение с заключенными и переполненные камеры стали настолько невыносимы, что сотни заключенных из протеста нанесли себе ножевые ранения и предупредили российскую группу «За права человека» об опасности возрождения «советской системы ГУЛАГ».
Возможно, это преувеличение, хотя бы потому, что масштабы экономической эксплуатации стали сегодня более скромными. Но осталось противоречие между численностью заключенных и ненавистью к ним, между вездесущностью лагеря и его игнорированием, приводящее к тому, что жертвы ГУЛАГа даже спустя десятилетия продолжают молчать. И поныне, как говорит Приставкин, неприязнь к заключенным распространяется даже «на тех, кто пытается напоминать о несчастных, сидящих в тюрьмах». Но из культурного подсознания уже невозможно убрать преступный элемент. Более того, лингвист Алексей уже давно видит мир уголовников — современный, престижный и прибыльный — моделью всего общества: «Наши любимые эстрадные артисты поют песни на блатном жаргоне, писатели пишут в таком же стиле целые романы, тысячами выходят фильмы об уголовном мире». Преступный мир просочился в язык — это «блатная феня», блатной жаргон. Не жизнь — тюрьма, тюрьма в голове. Зона уже давно стала стилем жизни, «а мы, честные, правильные обыватели и законопослушные граждане, привыкли видеть себя в роли благородных бандитов, угнетенных жертв и бесстрашных жителей испещренных татуировками трущоб».


При том, что в статье немало сказано справедливых вещей (например, общее ухудшение ситуации как в стране и в целом, и в пенитенциарной системе в частности, в результате «реформ»), она успешно выполняет задачу создания у западной аудитории имиджа России как страны сплошных лагерей, тюрем, уголовников, страданий и невыносимых мук.

Это достигается через расписывание всех вышеперечисленных негативных сторон сегодняшней «демократической» России (тенденциозный подбор информации, 14.6), паразитирование на употреблении гипертрофированных эмоциональных оценок (7.3) и авторитете «свидетельств» (7.2), «ассоциативной цепочке» (упоминание ГУЛАГа, 6). Западный среднестатистический читатель весьма восприимчив к такого рода приемам манипуляции. Люди на Западе столь же, если не более, манипулируемы, как и у нас.

Зачем это делается? По России «цивилизованный мир» наносит удары с таким расчетом, чтобы максимально ослабить и, в конечном итоге, разорвать нашу страну на легкоуправляемые «независимые государства». Примерно так же, как был в свое время разорван и уничтожен Советский Союз. Сильная и целостная Россия способна эффективно отстаивать свои интересы и — в перспективе — вести политику, прекращающую ее разграбление «цивилизованными» колонизаторами при поддержке «туземной» компрадорской элиты. Для легитимации такой политики в своем собственном обществе и обеспечения поддержки общественного мнения в Европе, необходимо создать и постоянно поддерживать имидж России как «исчадия ада» («империи зла» нельзя — она уже уничтожена), тоталитарной недемократичной страны, население которой стенает от страшного гнета и только того и ждет, чтобы пришел кто-то «цивилизованный» в голубой каске и освободил его... Так уже были «освобождены» Югославия, Ирак. Ранее — СССР. Все они вначале объявлялись «странами изгоями», «тоталитарными режимами», и это обеспечивало оправдание уничтожения.
Ведь никто не станет противиться уничтожению чудовища и изгоя. Тем более что речь идет вовсе не об уничтожении, а об освобождении страдающих от тоталитаризма и мучающихся от невыносимого отсутствия демократии и потому несчастных граждан этой злобной страны...

Таким образом, рассматриваемая статья — один из элементов создания законченного имиджа России как страны-тюрьмы, где все поголовно сидят «в зоне» и ждут: когда же их освободят от такого кошмара?

В заключение интересный пример из телесериала «Штрафбат». Этот предельно лживый фильм (о его вранье и манипуляции сознанием в этом фильме можно написать отдельную, весьма поучительную книгу) призван создать у зрителя стойкое убеждение, что войну выиграли одни только штрафники, подгоняемые выстрелами в спину заградительных отрядов. А Советская власть и НКВД заняты были только тем, чтобы
а) затруднить победу над фашистами обычным людям, которые все поголовно ненавидят эту власть (и потому находятся в штрафных батальонах) и
б) погубить как можно больше своих же штрафников — потому, что в НКВД почти все сплошь изверги и садисты, которых хлебом не корми — дай людей помучить.

В заключительных кадрах фильма, перед титрами, на экране предстают списки штрафных частей — с указанием номера штрафного подразделения. Камера «отъезжает», и весь экран оказывается заполненным списком, причем номера частей так же уменьшаются, сливаясь в одно целое. Зрителю кажется, что штрафных частей было немыслимое, колоссальное количество. И они, таким огромным числом, и выигрывали войну. А всех нормальных и честных военнослужащих Советская власть загнала в эти части, чтобы последних было как можно больше. Ведь штрафников не жалели, их специально отправляли на верную смерть, экономя боеприпасы — об этом и рассказывает фильм.
Как же обстояло дело с штрафными частями в реальности? Не станем утомлять читателя особенностями системы комплектования штрафных подразделений — как, например, отличием штрафной роты от штрафного батальона.

При желании, подобную информацию легко найти. Вкратце необходимо, однако, отметить, что через штрафные подразделения за весь период Великой Отечественной войны прошло 1,24% от всего личного состава Советской Армии. Как видно, это не то количество, которое «одно только и выиграло войну».

Но откуда же тогда столько штрафных частей, показанных в конце фильма?

Вот тут мы подходим к самому приему манипуляции, продемонстрированному авторами сериала «Штрафбат».

Заполнившие экран номера штрафных частей есть номера ВСЕХ ШТРАФНЫХ ЧАСТЕЙ, СУЩЕСТВОВАВШИХ В ПЕРИОД Великой Отечественной войны и спустя некоторое время после ее окончания. Их сформировывали, расформировывали, создавали снова, формировали новые подразделения — это был постоянный действующий процесс. В каждый конкретный момент времени таких частей было отнюдь не так много. Например, в 1944 году среднемесячное количество штрафников по отношению к количеству личного состава Советской Армии составляло всего 0,42%! А все номера частей, когда-либо существовавших, авторы «вывалили» через телевизионный экран на зрителя, забыв предупредить последнего, что в реальности в каждый момент штрафных частей существовало на порядки меньше.

В данном случае, кроме навешивания групповых ярлыков, присутствует еще и ложь историческая (18.2), и тенденциозный подбор информации (14.6).




Tags: читать медленно и думать!
Subscribe
promo nektosteen october 9, 2017 16:00 142
Buy for 10 tokens
Вот есть некая особь гомо, вид сапиенс сапиенс, конкретная единичная особь, взятая в любой момент времени и в любом месте. У этой особи ОДНА потребность, единственная и неизменная - жить в социуме. Других потребностей у этой особи нет и быть не может. Эта потребность у него существует всегда и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments