?

Log in

No account? Create an account
поросенок

nektosteen


Дневник угро-монгола

Если ты хочешь забыть о чём-нибудь - запиши!


[reposted post]О языке
cat-in-the-box
gatoazul
reposted by nektosteen
Похоже, что у широких масс народа представления о естественных языках самое наивное. Примерно как о плоской земле.

Как самозваный просветитель-популяризатор, я считаю, что надо вмешаться. Знания-то на эту тему нужны элементарные, не построение баллистических ракет.

Все, что я напишу, можно прочитать, например, в отличной "Книге о языке" Ф. Фолсома, причем изложено там гораздо лучше. Но я же знаю, что никто Фолсома читать не будет, а меня будут. И не потому что я так крут, а потому что с Фолсомом нельзя поцапаться в комментариях и заявить: чувак, ты ничего не смыслишь, я сейчас открою тебе истинную правду. А со мной можно.

Итак.

1.

Язык существует только в устной форме. Запись на бумаге - это не язык, это что-то типа моментальной фотографии. Языки, которые существуют только на бумаге, называются мертвыми. Они уже не развиваются и не меняются.

Помню, когда я прочитал это в молодости у Фолсома, сама мысль показалась мне оскорбительной. Я был книжным мальчиком и тут мне вдруг рассказывают, что в книгах - не язык, а так, сухая мумия.

Однако же это правда.

2.

Язык - это не вещь. Это процесс. Это текущая река, все время изменяющаяся. Просто течет она очень медленно, серьезные изменения видны только через сотни лет, и люди-однодневки всерьез считают, что это солидный камень, который и вчера был таким же, и завтра будет.

3.

Многие ассоциируют язык со словами. На самом деле - это сложная система, совокупность из нескольких гибко связанных подсистем. Язык, главным образом, - это правила: что считать важным звуком, а что неважным; как породждать слова; как гармонизировать поток речи; как его минимизировать; какие соотношениям между описываемыми объектами передавать, какие - нет; как строить предложение; какая последовательность слов какие соотношения описывает. Разные языки отвечают по-разному на эти вопросы - и этим, собственно, отличаются друг от друга.

А слова - как раз самая простая и легко заменяемая часть. Они возникают по мере необходимости и так же исчезают. Вы разбираетесь, например, какая лошадь вороная,  а какая - каурая? Я лично нет, потому что оно мне не нужно. Зато я знаю слово "гуглить", которое появилось максимум 10 лет назад, а если бы тогда победил не Гугл, а Бинг, то вместо него было бы слово "бингить". И никого не затруднило бы это слово склонять, потому что правила языка не изменились бы: я бингю, ты бингишь...

При необходимости слова запросто скачут из языка в язык, а вот все остальное заимствуется крайне редко.

И если очень надо - по политическим соображениям, например, - из языка можно легко выкинуть половину слов и заменить их новыми. Такой фокус проделал с турецким языком Ататюрк, но язык как был, так и остался турецким, не стал в результате этой операции ни английским, ни японским.

4.

Языки все время меняются - по чуть-чуть, но со временем эти изменения постепенно накапливаются. Чуть-чуть не так начинают произносить звук "а", чуть реже употреблять сложное время, чуть чаще предлог "на" вместо "в". Почему? Никто не знает. Скорее всего, просто случайно.

Например, сейчас в Болгарии распространяется ленивое "л" - молодежь вместо законного звука "л" говорит английское "дабл ю". В Польше точно такой же переход прошел где-то в 30-х годах прошлого века.

Или, например, в древнерусском языке было простое прошлое время, которое выглядело вот так: "приидоша к тебе отроцы его". А наряду с ним было время сложное, которое показывало результат действия - типа английского Perfect, только с другим глаголом: "то сам есть створил". "Створил" здесь - это никакой не глагол, а краткое отглагольное причастие, по-современному это будет "створивший", точно так же, как в I have created последнее слово - тоже причастие (a created world), или как "блеклый" - это причастие от "блекнуть".

Со временем первое время (оно называется сейчас аорист) употребляли все реже, а говоря о прошлом заменяли его перфектом. Вот, например, из поучения Владимира Мономаха:

Тоже и худаго смерда, и убогые вдовице не дал есмь сильным обидити, и церковнаго наряда и службы сам есмь призирал...

Со временем аорист начисто вышел из моды, и его полностью заменил перфект.

А затем и перфект упростился: из него выкинули, собственно, глагол "быть", потому что и без него все понятно. Опять же не сразу - просто употребляли все реже и реже.

И в результате в этом месте получился современный русский язык, в котором "створил" переосмыслено как прошлое время глагола.Только это очень странное время - оно не склоняется по лицам, но зато почему-то имеет отдельные формы для мужского и женского рода, чего ни в одном другом времени нет.

Но надо было теперь как-то обозначать, есть ли результат действия или нет. Раньше результат показывался выбором перфекта, а теперь перфект стал показывать просто прошлое время -  и ничего больше.

Поэтому постепенно глаголы стали делиться на две группы, одни говорят о результате, другие - нет. "Читал" - результата нет, "прочитал" - результат есть. Процесс был довольно хаотичным, логики особой в нем нет. Приставки употребляются самые разные, иногда и вовсе обходятся без приставок, и заметно, что старая система была куда упорядоченнее. Но язык изменился именно так.

А заняли все эти изменения примерно пятьсот лет. И никто их эти пятьсот лет не замечал. Все говорили так, как их родители - ну почти так.

5.

Изменения зарождаются случайно и не захватывают весь язык целиком. Чуть по-другому могут говорить только в конкретной местности, или только отдельные группы (моряки). Если между такими группами имеется постоянное общение, то изменения либо распространяются всюду, либо наоборот нивелируются и исчезают. Особенно хорошо в этом плане действует телевизор и радио - нормативная речь, которой подражают все, сверяя свой разговор с ней как с эталоном. Все, что не соответствует нормативной речи, расценивается самими же говорящими как неграмотность или отсталость.

Но раньше телевизора не было, да и регулярное интенсивное общение между удаленными географически точками тоже было не слишком распространено. В таких условиях изменения на разных территориях происходят несогласованно - здесь начали говорить "ц" вместо "ч", там - "и" вместо "ять". Так образуются диалекты.

Диалекты на слух соседям обычно понятны, хотя и звучат для их уха странновато. Неудивительно, что понятно - ведь они различаются одной-двумя языковыми чертами да кучкой местных слов.

Но в изолированных друг от друга общинах изменения могут накапливаться и дальше. Если это длится долго - опять же порядка сотен лет, то речь друг друга уже становится на слух непонятной, начинает различаться грамматика, фонология, синтаксис. Так возникают разные языки.

Например, в русском аорист в качестве показателя прошлого времени исчез и заменился причастиями прошлого времени, а в болгарском все старые времена сохранились, и там по-прежнему говорят "той е искал" - "он искал". Зато в болгарском начисто исчезли падежи, а притяжательные местоимения стали использоваться как послелог - по образцу не то турецкого, не то греческого языков.

Понятно, что чем меньше разница между двумя языками, тем они один понятнее носителям другого. Понимание - это континуум, а не дискретная величина да - нет. Для носителя русского языка белорусский язык (время расхождения около 500 лет) понятнее, чем украинский (те же 500 лет, но изменений больше), украинский понятнее, чем польский (около 1000 лет), польский понятнее, чем литовский. Литовский (1500-2000 лет) уже непонятный на слух совсем, но выглядит он как-то ближе, чем английский (время расхождения5000 лет), что-то знакомое можно еще углядеть, а английский все-таки более похож на русский, чем китайский (10000 лет).

Четкой разницы между диалектом и языком в пограничной области не существует. Здесь та же заковыка, что в парадоксе лысого. Сколько волос должен потерять человек, чтобы стать лысым? Один волос? Два? Сколько звуков должно измениться, чтобы получился отдельный язык? Один? Два? Прагматически считается, что диалекты полностью понятны на слух, а языки - уже нет. Применяются и другие критерии.

Но понятно, что разница в грамматике для диалектов уже нетипична.

Иногда в политических целях диалектами считаются полноценные разные языки (как в китайском, где в северном "диалекте" - 4 тона, а в южном - семь).

6.

При создании централизованного государства средневековое разнообразие говоров и диалектов в делопроизводстве ни к чему. Поэтому обязательно создается некий унифицированный язык. Как правило, это просто диалект столицы, усредненный многочисленными приезжими. Но бывают и более затейливые случаи вроде чешского, где будители выпендрились и собрали его из десятка разных диалектов, в результате чего получилось нечто крайне запутанное (особенно, если сравнивать со словацким, который куда проще).

Затем подтягиваются разные литераторы и поэты, которые видят в новом языке отличную возможность выразить свои любовные страдания и изложить свои ценные взгляды на мир так, что они будут понятны большой аудитории.

Иногда, впрочем, начинается с поэтов, а бюрократы приходят потом.

Некоторые граждане почему-то называют литературные языки "искусственными". Можно подумать, что народный язык - это не творение людей (это и есть определение слова "искусственный"), а его нашли готовым в лесу под кустом. Литературный язык - это всего лишь рафинированная и упорядоченная форма языка народного. Писатели не выдумывают язык, иначе бы их никто не понял, как Хлебникова; они просто облагораживают то, что уже есть.

promo nektosteen october 9, 2017 16:00 142
Buy for 10 tokens
Вот есть некая особь гомо, вид сапиенс сапиенс, конкретная единичная особь, взятая в любой момент времени и в любом месте. У этой особи ОДНА потребность, единственная и неизменная - жить в социуме. Других потребностей у этой особи нет и быть не может. Эта потребность у него существует всегда и…

[reposted post](всем читателям) Напомню кое-что из С. Г. Кара-Мурзы. ПОРА!
proseka199
reposted by nektosteen
Напомню кое-что из С. Г. Кара-Мурзы.
Вижу, что ПОРА!
Что ни предложение, то злободневность.

http://www.warmech.ru/war_mech/karamurza2.html

Немного о "чужом" тоталитаризме.
Велик соблазн примазаться к сильному, отказавшись от своего имени, признав чужую веру. Но сейчас просто этим не обойдешься - требуют сделать так, чтобы все вокруг, и даже ты сам, поверили в твою искренность. Ты должен создать такую правдивую нелепицу, чтобы самому же ахнуть: "Какими же мы были слепцами! Как мы плохо жили!"

Разве с нами не это произошло за последние 10 лет? Но, повторяю, проще понять на примере других. Вот, как пишут газеты, Партия демократического социализма, правопреемница коммунистов ГДР, заклеймила сталинизм и отказалась от своего прошлого - осудила "авторитарный строй ГДР". Зачем? Ведь и так партия занимает сильные позиции на землях ГДР, получила много мест в бундестаге, набирает авторитет. Говорят: сделав такие заявления, она имеет шанс стать сильной общегерманской партией. Может, так оно и есть - таковы правила игры. Но что должны при этом немецкие экс-коммунисты сломать в душах своих собственных детей?
Во-первых, им пришлось исказить, хотя бы путем умолчания, ту историческую правду о фашизме, которую как раз немцам забывать бы не надо. Любая оценка сталинизма будет лживой, если не сказать, что он означал для собирания сил на отпор фашизму - с учетом той подлости и трусости, которую проявил при этом европейский либерализм.
Когда о сталинизме рассуждает какая-нибудь Ханна Арендт из далеких Штатов, она может фантазировать как угодно и "забывать" о таких мелочах, как война (и, кстати, крематории). Но из Берлина сталинизм может оцениваться только на фоне крика "Дранг нах Остен". Когда сталинизм клеймит немец, то на нормальный язык это переводится так: "Какое безобразие, что СССР успел провести форсированную индустриализацию и построить "Т-34" и "катюшу"!".
При этой схеме для немецких коммунистов неизбежен и отказ от своих духовных отцов - авторитарных отцов-основателей ГДР. А какими они могли быть, узники фашистских лагерей? Антифашист, который боролся, а не разглагольствовал в парижском кафе, сформирован борьбой, нормы которой были заданы жестокой машиной. Если быть честным историком, то надо удивляться другому - тому, что немецкие коммунисты, пройдя сквозь фашизм, не стали его зеркальным отображением. Они проявили удивительную честность. Два поколения посвятили себя строительству мирной страны. Вспомним: ведь ни Вильгельму Пику, ни Ульбрихту, ни Хонеккеру никто не смог бросить обвинений ни в коррупции, ни в незаконных репрессиях.
Да, по своему типу это были сухие и жесткие люди, непохожие на повара-любителя, душку Гельмута Коля. Люди, которые в молодости вкалывали на строительстве Магнитки, а потом сидели по тюрьмам и лагерям "по обе стороны баррикады". Многие прошли советский плен, и, кстати, свою правду они вывели из очень простого, шкурного сравнения - плена сталинского и плена либерального. Антрополог Конрад Лоренц, впавший в соблазн фашизма, сам прошел наш плен, и его наблюдения было бы полезно сегодня перечитать и молодым немецким экс-коммунистам, и нашим честным демократам. Нет места на них отвлекаться, лишь одна цитата из биографии Лоренца: "по его мнению, советские никогда не были жестоки с пленными. Позже он узнал ужасающие вещи об американских и особенно французских лагерях, в то время как в Советском Союзе не было никакого садизма. Лоренц никогда не чувствовал себя преследуемым, не было никакой враждебности со стороны охраны".
Вернувшись домой, эти люди насаждали свою новую правду жестко и даже фанатично. И заставили людей работать - не было им ни дождя долларов от плана Маршалла, ни колоссальных "денег партии", награбленных в СССР и Европе. Наоборот, ГДР полностью выплатила нам установленные репарации - по 5000 западных марок с человека (а с ФРГ, разрядки ради, СССР получил только по 1000 марок, так что за ней еще военный должок в 280 млрд. марок, но это Горбачев простил - конечно, бескорыстно).
Отказываясь сегодня от "авторитарной ГДР", молодые раскованные коммунисты, по сути, сожалеют о том, что Гитлера разбил Жуков, а не Эйзенхауэр - тогда бы не было проблем. Их можно пожалеть. Но кто же виноват? Пусть плюнут на могилы своих отцов - чего драпали от русских, и плюнут на могилы бравых янки в Арденнах - чего драпали от немцев.
Но это - лирика. А вот чего же такого невыносимо плохого устроили в ГДР старики-антифашисты? Немцам, конечно, виднее, но и нам интересно бы послушать, для самопознания. Я много раз бывал в ГДР, имею там друзей. Приходилось слышать жалобы: иду в магазин, там только 20 сортов сыра - а за стеной на Западе 30. Так жить нельзя! Но ведь и это - лирика. Погоня за призраком.
А вот глубинная вещь, читаю в газете: на землях бывшей ГДР резко снизилась рождаемость и наблюдается небывалое явление - массовая добровольная стерилизация женщин. Причина - утрата надежды на будущее. Киньте на весы: нехватка некоторых мифических свобод и нескольких сортов сыра - и ощущение великого смысла жизни, желание материнства.
И ведь тут дело не в том, что тарелка пуста - на пособие по безработице в экс-ГДР десять профессоров МГУ могут жить. Помню, когда разбуженные перестройкой лирики побежали из ГДР за призраком сыра в ФРГ, в испанской газете поместили интересный диалог одной женщины с чиновником, который обустраивал "беженцев из тоталитарной ГДР". Женщина была довольна и помещением, и пособием, она пришла только спросить, куда ее сыну ходить на тренировки. Он учился в спортивной спецшколе, уже был мастером спорта по плаванию и нуждался в тренере высокого класса. Так вот, она беспокоилась, чтобы его не записали абы куда. И чиновник пришел в бешенство: "Все, фрау, социализм кончился. Ваш мальчик должен сам зарабатывать деньги на тренера. Сколько заплатит, такой и будет тренер".
Почему же вспылил чиновник? Об этом была огромная статья в "Вашингтон пост" в мае 1992 г. под заголовком "Стена проходит у нас в голове" - о той духовной пропасти, которая обнаружилась между весси и осси. Полезно и нам послушать, в чем упрекают весси своих восточных братьев: осси за сорок лет привыкли жить в роскоши. Мы, мол, бьемся как рыба об лед, довольны пивом с сосиской (домиком, "Опелем", "Мерседесом" - согласно доходам), а у них каждая сопля мечтает о смысле жизни, хочет быть чемпионом мира или хотя бы ученым. А чем же недовольны осcи? Тем, что их благополучные братья оказались ужасно вульгарны - довольны пивом с сосиской (домиком, "Опелем" и т.д.). Да после таких признаний немцы должны памятник Хонеккеру поставить.
Я думаю, что как раз "дело Хонеккера" было тем оселком, на котором можно проверить, в чем соблазн отказа от ГДР. Что это - просто политический маневр, хотя бы и невысокого пошиба, или перескок к совсем иной морали? Я считаю, что не маневр, а полный разрыв с совестью. "Дело Хонеккера" стало, подобно бомбежкам Ирака и расстрелу Дома Советов в Москве, важным экспериментом над человеком. Было проверено, принимает ли средний человек двойную мораль.
Победа Запада в холодной войне означала, что из числа людей, защищенных нормами права и этики, были исключены побежденные. Порой даже кажется, что идеологи нарочно создают скандально странные ситуации, чтобы объединить своих подданных узами абсурда ("верую, ибо абсурдно").
Вспомним: отвезли в тюрьму Моабит Хонеккера за то, что во время его правления солдат заставляли выполнять закон о границе, Сомневался кто-нибудь в легитимности этого закона? Нет, закон был нормальный, по международным стандартам. Сомневался кто-нибудь в легитимности самого Хонеккера как руководителя государства, члена ООН? Нет, никто не сомневался - во всех столицах его принимали как суверена, воздавая установленные почести.
Также никто не сомневался, что юноши, рискующие жизнью на берлинской стене вместо того, чтобы идти негласно уговоренным путем через Болгарию, Югославию и Австрию, делали это исключительно из политических соображений и меняли свою жизнь на идеологические выигрыши Запада. Эти подлые выигрыши кое-кто и у нас зарабатывал. В 1989 г., когда СССР был уже открыт, поп-ансамбль "Семь Симеонов" решил "прыгнуть через границу" с большим шумом. По полгода группа проводила за рубежом и всегда могла там тихонько остаться. Но кому-то нужен был скандал, и "Симеоны" захватили самолет. Команда КГБ устроила перестрелку, и при этом погубили многих пассажиров.
Вытащили Хонеккера из посольства Чили в Москве (политическое убежище - только для "цивилизованных"). Судили Хонеккера по законам другой страны (ФРГ), что никто даже не попытался объяснить. Представьте, что Клинтона арестовывают спецслужбы Саудовской Аравии, отвозят туда и отрубают ему голову - так по их законам наказывают измену жене.
Но это еще не самое странное. Главное, что говорят, будто стрелять в людей, пересекающих границу в неустановленном месте без документов, - преступление. И если это случается, то "демократия" обязана захватить руководителя такого государства, где бы он ни находился, и отправить его в тюрьму. Ах так? И когда же поведут в тюрьму мадам Тэтчер? Во время ее правления на границе Гибралтара застрелили сотни человек, которые хотели абсолютно того же - пересечь границу без документов.
Когда начнется суд над г-ном Бушем-старшим? Ради соблюдения "закона о границе" (только не ГДР, а США) каждую осень вдоль Рио-Гранде звучат выстрелы и, получив законную пулю, тонут "мокрые спины". В 1994 г., когда рухнула либеральная реформа в Мексике и в США возникла паника перед наплывом внезапно обедневших "латинос", Клинтон оговорил предоставление 50 млрд. долл. финансовой помощи четким условием: Мексика обещает применить на границе с США полицейские репрессии такого масштаба, что проникновение эмигрантов будет невозможно. И это - после суда над Хонеккером.
Чего желали эти марокканцы и мексиканцы, кроме как незаконно пересечь границу ради чего-то привлекательного, что было за ней? В чем разница между делом Хонеккера и делом Буша? На Берлинской стене за сорок лет погибли 49 человек, а на Рио-Гранде только за 80-е годы застрелены две тысячи мексиканцев (а за сорок лет, наверное, все 30 тысяч). Во время суда над Хонеккером газеты сообщили о начале строительства стены, которая отгородит США от Мексики - чтобы преградить дорогу мексиканцам, которые хотят проникнуть в Техас, Калифорнию и другие в прошлом мексиканские земли, на которых проживают 40 млн. их сородичей. Структурно - никакой разницы с Берлинской стеной, хотя жестокость президентов США просто несопоставима с суровостью руководства ГДР. Разница в том, что сегодня сила в руках Буша и Клинтона. И мы вынуждены констатировать: эта "демократия" означает утверждение права сильного. А столько всего понакручено, чтобы прийти к этому разбитому корыту. И зачем к этому корыту лезть и коммунистам?
Что же до ГДР, то она была объектом особой ненависти - посмотрите, с какой радостью, вопреки всем договорам и даже вопреки явной пользе Германии, уничтожена сегодня даже такая созданная там ценность, как Академия наук. Даже Институт языкознания, равного которому не было в ФРГ и который работал на всю нацию. У либералов и ревность оказалась какая-то подлая.
Все мы думали, что ГДР - просто страна. А ведь объект ненависти - совсем особое дело. Ладно бы вьетнамцы или русские - но ведь ГДР какая-никакая, а все же Германия. Дело было глубже, чем расизм.
Почему я об этом заговорил? Что нам душа блестящего лидера ПДС Грегора Гизи? Он не лезет за словом в карман и очаровал молодых немецких левых. Но, глядя на него, мы думаем о себе. И перед нами, у каждого на своем уровне, те же соблазны: откажись, потрафь маленько, скажи то, что от тебя ожидают, - это же тактика, компромиссы. Все так, и нельзя стоять как столб на своем. Время идет, многое видится иначе. И все же, все же...
Во все времена проблема соблазна и компромисса была самой сложной. Решать ее надо, ставя перед собой "последние", по Достоевскому, вопросы. Я думаю, что сегодня многие из нас из лучших побуждений часто идут на очень невыгодные компромиссы.

===========
Источник: Сергей КАРА-МУРЗА. Советская цивилизация от начала до великой победы. Москва. ЭКСМО, "Алгоритм",2004.