Steen *** (nektosteen) wrote,
Steen ***
nektosteen

Хотят ли русские войны?

Широко известная и весьма популярная в 1960-70-х годах песня Э.Колмановского на слова Е.Евтушенко, в связи с общим ростом нестабильности в мире вновь становится актуальной. Усиление национальных тенденций именно в русской среде постсоветского пространства лишь добавляет остроты эмоциональному рефрену: «Хотят ли русские войны?». Недавно вновь услышал эту песню – вопрос, песню – призыв, и задумался не только об идеологии и творчестве. Моё внимание привлекла национально-алармистская связка «русские – война», а конкретно – её лингвистический аспект.

[Действительно, интересно:]Парадоксы, странности всегда вызывают интерес. В лингвистике, с которой мы повседневно, в своей устной и письменной речи, имеем дело – не исключение. В каждом языке могут существовать свои лингвистические казусы. У северных народов, в частности, у эскимосов, существует множество слов, обозначающих разные виды и состояния снега:

http://coollingua.blogspot.com/2011/01/500.html

В знакомом мне латышском языке одним словом обозначается «открытое море» - selga (прошу не принимать мои слова, как рекламу известного брэнда – печенья «Selga»). В русском языке, формировавшемся и развивавшемся на великой равнине, в относительной удалённости от обширных водоёмов, подобной общерусской словоформы не возникло, хотя у архангельских поморов существует идентичный термин голомень:

http://www.letopisi.ru/index.php/Поморы

Всё вроде бы правильно, согласно классикам: «Бытие определяет сознание» .

Но вот какой лингвистический парадокс я заметил в русском языке. Меня удивило словообразование таких понятий, как опасность и безопасность. Второе слово не является самостоятельным, а образовано из первого присоединением отрицательной приставки без-. И что характерно, если к первому, базовому слову опасность можно подобрать синонимы – угроза, тревога, и даже жаргонные шухер, атас (атанда), то ко второму – увы! Вот тут мне стало интересно – почему? Великий и могучий русский язык, исторически весьма богатый на синонимы, тут как-то не проявил себя. Вспоминается классический эпизод из фильма В.Шукшина «Печки – лавочки», когда главный герой едет в одном купе с учёным-языковедом, и перечисляет знакомые ему с детства синонимы слова ударить: http://www.youtube.com/watch?v=jXPC6Bg9j2w

Слова опасность и безопасность – достаточно часто употребляемы. В «Частотном словаре русского языка» Л.Н. Засориной (М., «Русский язык», 1977г.) каждое из них входит в первую тысячу из примерно 40000 рассмотренных лексем. «Новый частотный словарь русской лексики» О.Н. Ляшевской и С.А. Шарова:

http://dict.ruslang.ru/freq.php

даёт более точные цифры. Слово опасный среди имён прилагательных занимает 171-ю строчку по частоте употребления. Слово безопасность – 349-е среди имён существительных. Но среди всех слов, начинающихся с отрицательной приставки без – эта лексема является абсолютным лидером. Следующие слова употребляются на порядок реже: бездна – в шестой тысяче, безобразие – в восьмой тысяче по частоте применения.

«Вот тут я ненадолго задумался» (с). Ведь вырисовывается уже не гуманитарно-литературный, а математический феномен. Возможно, замеченная мной флуктуация заинтересует настоящих исследователей? Хотя, не исключаю, что подобные странности уже давно известны специалистам – лингвистам, филологам, литературоведам, а я «изобретаю очередной велосипед».

Решил уточнить, какова ситуация с этими терминами в других языках. В латышском языке эти понятия, опасность и безопасность, обозначаются абсолютно разными словами bistamiba или briesmas (мн.), - и drošība соответственно. Как, впрочем, и в английском языке: danger и security. Для других европейских языков воспользовался программой http://translate.google.ru/

Вот какой список у меня получился:

Русский опасность безопасность

Английский danger security

Латышский briesmas, bistamiba drošība

Латынь periculum securitatem

Венгерский veszély biztonság

Голландский gevaar veiligheid

Ирландский contúirt slándála

Испанский peligro seguridad

Итальянский pericolo sicurezza

Немецкий Gefahr Sicherheit

Норвежский fare sikkerhet

Португальский perigo segurança

Румынский pericol securitate

Сербский опасност безбедност

Турецкий tehlike güvenlik

Французский danger sécurité

Хорватский opasnost sigurnost

Шведский fara säkerhet

Эстонский oht turvalisus


И (внимание!), отдельно:

Польский niebezpieczeństwo bezpieczeństwo

Украинский небезпека безпека

Примечание. Применяемая программа, видимо, не очень совершенна. Не удивляйтесь, если при переводе с русского на латышский язык выяснится, что город, где живут работники Ленинградской АЭС, называется не Сосновый Бор, а ananasu plantācija :-)).

В мировом масштабе не скажу, а в европейском – действительно, налицо [на языке:-))] парадокс. Русские, в отличие от практически всех остальных народов, включая родных (или уже двоюродных?) братьев – украинцев, а также кузенов – поляков, понятие «отсутствие опасности» не обозначили НИКАК! В польском же и украинском языках оно является базовым, основным понятием (bezpieczeństwo, безпека), а опасность – лишь производное слово, с добавлением отрицательной приставки (nie-, не-). Насчёт этого существуют некоторые объяснения. Вот здесь:

http://www.trishin.ru/left/dictionary/

предполагается, что «…сегодняшний украинский язык - это ополяченный русский язык (паны говорили со своими крестьянами по-польски)». С другой стороны, понятие «польская логика» широко известно и за пределами информатики, будучи не столько префиксной нотацией, сколько фигурой речи.

Так в чём причина очередного «русского парадокса»? Почему не возникло условий для обозначения такого термина? Или найдутся «разоблачители», объясняющие причину, якобы, «непроходимой тупостью и ленью русского быдла», «агрессивностью коварных азиатских варваров» (sic! См. ниже: P.S. от от 2015-10-10), и вообще тем, что «все русские – параноики, общеизвестна их гипертрофированная подозрительность, ведь они сознательно культивируют конспирологию»?!

По моему скромному мнению, за многовековую историю в русском языке сложилось одно основополагающее представление обо всём окружающем мироздании – ОПАСНОСТЬ! А все остальные взаимосвязанные понятия базируются на нём. И на риторический песенный вопрос, помещённый в заголовок статьи, можно, вообще-то ответить так: «Увы! Русские всегда находились в опасности, и вынуждены были всё время вести борьбу за выживаемость, постоянно быть готовыми держать оборону против всего окружающего мира. Против живой и неживой природы, против погоды и климата, против далёких и близких соседей и против внутренних врагов. У русских не-войны не бывает».

Хочу предупредить, что в языкознании я не специалист, и даже не любитель. Необходимость сказать несколько слов на эту тему возникла у меня спонтанно. Вполне возможно, в связи с проведённым 18 февраля 2012 г. у нас, в Латвии, референдумом о статусе (фактически, о дальнейшей судьбе) русского языка. Хотя на парадокс слова безопасность давно обратил внимание.


Автор: Дмитрий Александрович сайт "Исторические Материалы"
Tags: перепост
Subscribe
promo nektosteen october 9, 2017 16:00 142
Buy for 10 tokens
Вот есть некая особь гомо, вид сапиенс сапиенс, конкретная единичная особь, взятая в любой момент времени и в любом месте. У этой особи ОДНА потребность, единственная и неизменная - жить в социуме. Других потребностей у этой особи нет и быть не может. Эта потребность у него существует всегда и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments