Steen *** (nektosteen) wrote,
Steen ***
nektosteen

GAME OVER. Часть четвертая.

Оригинал взят у anlazz в GAME OVER. Часть четвертая.
Итак, как можно уяснить, не нравственные представления, даже «усиленные» авторитетом мировых религий, ни «чистое знание» классической науки для преодоления пороков классового общества оказались непригодными. Поэтому можно было подумать, что человек обречен на вечное нахождение в «круге Инферно», все свои силы тратя на бесконечное и бессмысленное обслуживание конкурентных игр сильных мира сего. Однако, к величайшему счастью, подобное пессимистическое восприятие оказалось неверным. На самом деле, несмотря на достаточно очевидную неудачу Просвещения – в плане устранения проблем классового устройства путем распространения знаний – был у него и положительный момент. А именно – оно позволило вывести это самое знание за пределы прежней «корпоративной» системы (университетов, академий и т.д.), сделав его предметом обсуждения относительно широкого круга публики.

[многабукафф]Нет, конечно, как было сказано в прошлой части, это не позволило этому самому знанию стать основанием для некоего универсального «культурного поля», способного объединить людей. Но зато позволило ему перестать быть атрибутом неких особых, отделенных от мира «жрецов». Пускай пока только для «верхушки» - но и это уже немало. Ведь веками рассмотрение закономерностей мира находилось в рамках некой «корпорации знающих, лиц, отгороженных от «профанной деятельности» определенным сословным барьером (служителей культа, философов, ученых). В итоге веками обмен между «областью чистого знания» и сферой непосредственного существования человека был затруднен – хотя именно он и выступал главным оправданием существования науки, как таковой. Но лишь в «просветительскую» эпоху стало возможно прямое объединение разделенных ранее областей. (Собственно, наука, как таковая, и родилась именно тогда, когда достижения мыслителей начали массово применяться в непосредственной жизни людей – в военной сфере, как баллистика, или в производственной, как сопромат или химия).

* * *

Вот на этом «стыке» и был открыт тот самый путь, который смог привести к выходу из пресловутого «круга страданий». На самом деле, я не буду сейчас подробно рассматривать ни историю появления диалектического материализма, ни его источники. Если честно, то даже персоналии тут не особенно важны – да, Маркс был, наверное, величайшим мыслителем XIX столетия. Но не его личность, как таковая, стала основанием для случившегося прорыва. Ведь тот же Гегель по уровню владения методами мышления не уступал Марксу. Однако лишь последнему удалось сделать тот переворот, который не был доступен философам «более ранним» А именно – установить однозначную связь между социальным устройством общества и производственной деятельностью человека. По сути, именно это открытие переворачивало все общественные науки с головы на ноги и позволяло осуществить то, что так долго оставалось невозможным – а именно, перестроить общество, убрав вековой источник страданий. (Разумеется, только в потенциальном плане – но ведь ранее даже потенциальной возможности сделать этого не было, была только извечная мечта…)

С уяснения этого момента (того, что все общественное устройство является лишь инструментом для реализации производственной деятельности), и следует отсчитывать начало новой эпохи. На самом деле, подобная мысль достаточно очевидна: ведь для столь «слабого» в биологическом плане существа, как человек, вообще невозможно существование в «природном состоянии» где-нибудь, за пределами влажных тропических лесов. Именно там есть в наличие достаточно калорийная и доступная пища, чтобы прокормить существо, не имеющее ни мощных клыков и когтей, как у хищников, ни гипертрофированного пищеварительного аппарата, как у травоядных. Я молчу тут про банальное отсутствие шерсти, которое делает для человека непереносимой температуру чуть ниже 18 градусов по Цельсию- а уже градусов с 12 для него наступает «смертельная зона». Переохлаждение, болезнь, и как следствие – неизбежная смерть. А ведь 12 градусов Цельсия может наступить даже в зоне «плодородного полумесяца»! Однако человек живет гораздо севернее – вплоть до Полярного круга. Но сделать он может это лишь потому, что непрерывно, постоянно создает себе искусственную среду обитания – то, что можно было бы назвать ноосферой, если бы данное понятие не было столь загажено эзотерическим смыслом. (Вернадский, впрочем, ноосферой называл именно сферу искусственной человеческой реальности, созданную трудом – а вовсе не то, что сейчас под ней подразумевают.)

Именно поэтому в выигрыше оказывается то общество, которое лучшим образом создает эту самую искусственную среду. Даже при условии, что его членам живется хуже, нежели членам иных обществ. Именно поэтому ближневосточные деспотии в конечном итоге оказались победителями по сравнению с поздненеолитическим коммунизмом, «индустриальное рабство» Древнего Рима сумело победить государства с рабством патриархальным, а «дикий» европейский капитализм конца XVIII – начала XIX века вообще поставил всех в подчиненное положение. На самом деле, все это вовсе не значило превосходства победителей во всем – ведь даже в том же XIX веке европейцы, со всеми своими расистскими предрассудками, во многом были покорены «благородством дикарей». (Правда, уже после того, как земли последних оказались во владении европейцев. )

* * *

Но до Маркса признать данную особенность было невозможно – ведь человечество веками привыкло с презрением относиться к трудовой деятельности, как таковой, предпочитая видеть приоритет «чистого разума». (Для многих, впрочем, подобное положение является неоспоримым и после Маркса.) Именно тут лежит ахиллесова пята сторонников «этического подхода» к поиску выхода из «кругов Инферно». Раз за разом пытались они найти общее для всех людей на основании той или иной «этики» - и раз за разом терпели поражение. Однако то же самое можно сказать и про сторонников «главенства знания». Раз за разом общество отказывалось принимать созданные ими конструкты в качестве основной среды взаимодействия. А значит, они были обречены или на гибель, или на «перерождение» в «нормальные» классовые системы. На самом деле, и те, и другие «копали в верном направлении» - однако «не достаточно глубоко». И этика, и знание представляют собой необходимые условия существования человеческого общества – однако ими эти самые условия не исчерпываются. Обеспечить основную задачу социума – создание указанной выше «искусственной среды обитания» ни этика, ни знание по отдельности не могли.

Марксизм же позволил обратиться непосредственно у этой «сверхзадаче», взяв именно ее в качестве основы человеческого существования. Он просто перешагнул «на уровень наверх», в результате чего частные проблемы того же знания оказались просто не важными. Собственно, и до него все эти проблемы прекрасно решались в сфере практической деятельности: сколь бесплодными были, скажем, попытки создания некоей «метанауки», объединяющей в себе, к примеру, физику и химию, не говоря уж о биологии, столь же легко объединение этих областей происходило в сфере производства. На заводе мало кто задумывается о противоречивости физического и химического понятийного аппарата – напротив, наработки и той и другой науки прекрасно реализуются в разных машинах и механизмах. А если речь идет о сельском хозяйстве – то тут происходит и «соединение» с биологией. И никаких «противоречий» - «на выходе» получается вполне реальная и рабочая продукция, которой мы пользуемся ежедневно.

В общем, именно постановка производственной сферы в качестве «основы основ» позволило марксизму одолеть главную «сверхпроблему» человеческого знания – противоречивость его отдельных систем – и найти те самые универсальные законы развития, которые давали ключ к выходу из Инферно. Этими законами стали законы диалектики – по сути, найденные человечеством еще до Маркса, и даже до Гегеля – но не понятые по своей сути. Марксисты первые поняли, что на самом деле эти законы означают не некую «игру разума», как это считалось до них, и даже не проявление таинственного «мирового духа» - а свойства самого мироздания, характеризующие поведение сложных саморегулирующих систем. На самом деле, нам даже сейчас тяжело это понять – а ведь в плане понимания данного явления мы продвинулись намного дальше, нежели люди XIX века. У нас есть теория систем, у нас есть экология (в «настоящем» смысле данного слова, как наука об экосистемах), есть теория эволюции. В то время ничего этого не было – не было даже самого понимания «системы». (Впервые это понятие было введено в «Тектологии» Богданова в 1920 годах, а в научный оборот вошло лишь после работ Берталанфи в 1940 годах XX века.)

Однако как бы то ни было, но понимание марксистами данной особенности человечества позволило им сформулировать основной путь преодоления проблем классового общества. Он состоял в том, что участники производственного процесса должны были осознать свое место в жизни социума и на этом основании выстраивать свои дальнейшие действия. На самом деле рассмотрение того, как это конкретно может быть реализовано – требует отдельной большой темы. Тут об этом говорить нет смысла – можно только отметить, что реальные механизмы подобного взаимодействия не просто существуют, но и периодически реализуются в нашей жизни. Правда, на локальных уровнях – как всевозможные «народные кооперативы», разного рода объединения единомышленников и т.д. Однако рассмотрение всего этого, равно как и механизмов масштабирования данного опыта на крупные системы требует отдельного разговора. Тут же можно отметить только, что основная проблема неотчужденного труда – понимание каждым участником производства его глобальных целей – вполне решалась в том же СССР 1920-1960 годов (и позднее). На самом деле, объяснить рабочему, для чего нужен его труд, не так уж и трудно – если только есть цель это сделать. Если же этого нет, если реальная цель трудового процесса антагонистична его, рабочего, интересам – а так происходит всегда в классовом обществе, где единственная задача производства состоит в победе в конкурентной борьбе, то никакого неотчужденного труда, естественно, получить невозможно.

* * *

Впрочем, обо всем этом, как уже говорилось, надо говорить отдельно. Тут же можно отметить лишь то, что только так можно избежать судьбы любых «этически окрашенных» попыток построить справедливое общество: или гибель от хаоса, или вырождение в ту же классовую систему «высших», выступающих «держателями» этики и низших, обязанных им подчиняться. Ну, и конечно, следует упомянуть, что для указанной системы требуется определенный уровень владения знанием у большей части работающих – однако, как показал советский опыт, как раз с этим не возникает проблем: человек всегда готов учиться. Если, конечно, это не ведет к однозначному проигрышу.

В общем, круг замкнулся. Вместо извечной конкурентной игры «высших», высасывающих все соки из человечества (даже из самих господ, являющихся рабами данной игры), мы возвращаемся к свободному объединению свободных тружеников. Именно ими были неолитические общества, которые на долгие тысячелетия стали для людей прообразом «Золотого века». Но на новой основе – на основе явного понимания устройства мира там, где в «доисторические времена» существовало понимание неявное, сформулированное в виде системы мифов. На самом деле, это позволяет устранить главный недостаток обществ первобытных - низкий уровень адаптивности к изменениям среды, из-за которого в свое время они уступили «пальму первенства» обществам классовым. Впрочем, удивительнее тут даже не то, что прежнее разделение должно уступить место новому объединению людей. Еще более важно, что вместо указанного «игрового» типа существования цивилизации, с «убытием» (в том числе, и на тот свет) «неудачливых игроков», мы получаем возможность сознательного выбора пути через осознание глобальных закономерностей. Нам больше не нужна эта самая игра, уносящая массу ресурсов, а самое главное – человеческих жизней. На ее место приходит разумный труд.

В общем, как говориться – GAME OVER. Разумеется, этот переход – от «предыстории» к Истории – не является мгновенным, и даже сколь либо коротким. Поскольку это процесс тектонический, завершающий эпоху длиной несколько тысячелетий. Отсюда смешными являются надежды на то, что это самое новое общество наступит сразу после завершения Революции, или после принятия неких «правильных декретов». На самом деле, подобный переход – от классового общества к бесклассовому, и одновременно, от «игровой реальности» к реальности «разумной» потребует многих поколений. Однако существенное снижение страданий возможно и на достаточно короткой дистанции – просто за счет экономии сил из-за отказа от «вечной игры». При одном условии – если это будет реальный переход к указанному состоянию. Именно поэтому «реальный социализм», т.е., общество, в котором существенно снижены затраты средств, сил и жизней на конкурентную борьбу, может быть построенным только на основании указанной «платформы».

Т.е., он может быть основан только на диалектическом материализме. Все остальные «версии» социализма, к примеру, социализм религиозный или «научно-технический» -- обречены. Обречена и «псевдомарксистская» версия социализма, где указанный диалектический подход заменяется этическим, пускай и построенным на некоей «марксистской этике». В общем, тот, в котором людей пытаются объединить не на основании понимания ими всей производственной системы, а на основании некоего «морального кодекса строителя коммунизма». Собственно, уже этот момент прекрасно характеризует дальнейшую судьбу данного «мира» - как уже не раз говорилось, или гибель, или перерождение. В реальности, правда, получилась комбинация и того, и другого. Но, при всем этом, гибель подобной версии «этического социализма» не означает ничего, кроме следования им закономерной судьбе данного типа социосистем. На судьбу социализма «диалектического» это нисколько не влияет. Да, то, что случилось с СССР – печально, но это всего лишь эпизод важнейшего этапа человеческого развития – перехода от классового общества к бесклассовому. Да, поворот данного общества от его первоначального состояния к указанному «этическому социализму», а затем его перерождение требует изучения – для того, чтобы в дальнейшем избежать этой ошибки.

Но это не значит, что «круг Инферно» вечен. На самом деле, избегать страданий – естественное свойство разума, как такового. А значит – рано или поздно, этот круг будет полностью разорван. И наступит переход от игры к Истории…







Мысль можно выразить короче, но сам по себе ход и направление мысли сходно с моим.
Tags: общество, перепост, политэкономия
Subscribe
promo nektosteen october 9, 16:00 142
Buy for 10 tokens
Вот есть некая особь гомо, вид сапиенс сапиенс, конкретная единичная особь, взятая в любой момент времени и в любом месте. У этой особи ОДНА потребность, единственная и неизменная - жить в социуме. Других потребностей у этой особи нет и быть не может. Эта потребность у него существует всегда и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments